Живописец Евгений Иноземцев

 530A7957Слыша в весеннем небе пение жаворонка, не задумываешься: как, почему звенит, заливается звонкоголосый певец полей? Просто радуешься. Замедляешь шаги, и в высоте выискиваешь взглядом трепещущий живой комок, рассыпающий чистые мелодичные звуки. Это счастье

слышать как звенит в поднебесье жаворонок. Картины Евгения Иноземцева очаровывают, создают впечатление такого же природного пения цветов. Живопись его сочная, радостная волнует тайной непостижимости, что само по себе — признак подлинного искусства. Все так просто, органично, естественно в этих пейзажах и натюрмортах, и вместе с тем, они являют собой такое колористическое совершенство, полнозвучие цвета и емкость музыки, что невольно думаешь о тайне непостижимости — ТАЛАНТЕ.

Натюрморты художника,- живописные произведения, приближающиеся к совершенству. Краски его палитры, передавая и самые звучные, нарядные и скромные фоновые цвета натуры, взимообогащаются под влиянием среды, отсветов-рефлексов. Его натюрморты будят своим видом острый вкус к жизни, раскрывают колористическое богатство материального мира. Таинство материала влечет к себе художника, преданного натуре, наделенного большим живописным даром.

Иноземцев — сторонник и продолжатель великого реалистического искусства натюрморта. Он считал, что натюрморт — это не только средство постижения законов гармонии, экзерсис («учиться восприятию колорита, натуры»), но и картина. Если картина — художественное прочтение жизни, то натюрморт — фрагмент этой жизни. Натюрморты Иноземцева помимо того, что в них заключена полнокровная, трепетная красота современной реалистической живописи, - всякий раз еще и окно в большой мир: они пробуждают поток жизненных ассоциаций, говорят об эстетических пристрастиях, темпераменте, о творческой зрелости художника.

 530A7886В жизни и творчестве Евгения Иноземцева, можно сказать, я не посторонний наблюдатель. Развитие его в искусстве прошло на моих глазах и, в какой-то степени, при моем личном участии. Моя жизнь связана с ним творческой близостью и личной дружбой.

С Иноземцевым я познакомился в 1984 году в орловском художественном училище, где Евгений показал себя как человек незаурядных способностей к живописи, композиции и рисунку. Учился он хорошо, старательно, был любознательным, выделялся как колорист и был большим тружеником в искусстве. Работал Иноземцев с большим напором, очень продуктивно. Он поражал меня своей творческой ненасытностью. Постоянно работал на пленере, приносил массу этюдов на просмотры, где обычно возникали интересные беседы об искусстве, о мастерстве, о творчестве  художников.

Помню, часто вспоминались такие имена: Суриков, Репин, Сорокин. Евгений постоянно находился под обаянием их творчества, что не могло не отразиться на его собственных работах. Но у Иноземцева уже тогда намечалось что-то свое. Можно сказать, что у него был свой мир, свои любимые темы, отмеченные большой влюбленностью во все русское. Его искусство стало поэтично, душевно, реалистично.

Иноземцев — талантливый художник, прирожденный живописец, художник ищущий, враг всего фальшивого.

На фоне нынешней современной живописи с ее разнообразием течений, почерков, приемов, Иноземцев выделяется своим чисто живописным видением и темпераментом талантливого пейзажиста. Его пейзажи напоены изысканным колоритом и поэзией окружающей природы.

Немногое из наших живописцев так проникновенно правдиво и с таким подлинно художественном вкусом передают красоту, структуру и состояние пейзажного мотива.

Пейзажи Иноземцева не только красивы, но и глубоко содержательны, серьезны и образны. Они пробуждают в зрителе хорошие, благородные чувства и доставляют эстетическую радость.

Замечательно, что в лице Евгения Иноземцева русское искусство обрело художника, для которого живопись единственная на всю жизнь страсть человека.

О Иноземцеве можно без тени сомнения говорить как о личности в искусстве хотя бы потому, что это художник, который рано почувствовал призвание колориста, способного пережитое, передуманное, перечувствованное, личное, так страстно концентрированно выразить средствами реалистической живописи.

Михаил Моисеев, художник

222Особое внимание, которое уделяет Иноземцев натюрморту, вполне объяснимо. Конкретика предметного мира, его осязаемость, весомость привлекают художника, образуя ту среду, в которой его живописная манера воспринимается очень органично. «Тихая жизнь вещей» не вызывает обостренной потребности её истолковывать, объяснять, интерпретировать, и это близко художественному темпераменту Иноземцева — сдержанному, обстоятельному, даже тяготеющему к некоей отстранённости от эмоциональной оценки изображаемых объектов. Возможности живописного языка занимают Иноземцева больше, чем поиск потенциальных смыслов и аллюзий. И это созвучно традициям профессионального образования в Орловском художественном училище имени Г.Г. Мясоедов, где мастер учился. Среди его педагогов — Геннадий Николаевич Кузнецов, Михаил Клавдиевич Никифоров, Андрей Ильич Курнаков (мастерскую которого он часто посещал). Орловское училище сформировало и определяющие качества его живописной культуры — интерес к наследию русской реалистической школы, дар колориста, пластичность композиционного мышления. 

Андрей Ломоносов, искусствовед

111В большинстве своем художники апеллируют к вечности, считается, что их искусство способны оценить лишь будущие поколения. Художественное высказывание Евгения Иноземцева нашло свое место и стало частью современного контекста, расширившего границы городского художественного пространства. Из простых элементов мира Иноземцев конструирует гармоничные созвучия, отображая жизнь в интерпретации реальности, прибегая к языку фигуративного искусства, к приемам традиционной живописи. Его живописные полотна носят доверительный характер, отражают различные настроения: они вдумчивы, наполнены внутренней тишиной, покоряют особой эстетикой гармонии и покоя, сдержанной эмоциональностью. Но вместе с тем заставляют искать высшие смыслы бытия, обозначать границы между земным и небесным, где пространство и время становятся особенными - неземными, неопознанными.

Традиционные для художника жанры «Натюрморт» и «Пейзаж» отличаются сложной фактурой и деликатной цветовой палитрой, в которых автор раскрывает версию личной реальности. Эта реальность является доминантой ценности ежедневного существования, которая наполнена медитативным созерцанием и глубоким размышлением. Каждая работа - это микрокосмос, маленькая вселенная, существующая по собственным законам с различными субстанциальными объектами. Мироощущение и темперамент художника, выбор тем и техника живописи роднит с той художественной средой, которая непосредственно окружала автора, это искусство Виктора Сорокина, Александра Сорочкина, Виктора Королева. В этом мы наблюдаем мощный коммуникативный процесс. Общение художников в определенной культурной среде существовавшей традиции пространственного реализма - еще одно важное условие успеха, в котором формировался творческий спектр художественных практик Евгения Иноземцева.

Татьяна Аркадьевна Кроль, искусствовед, член Международной Ассоциации искусствоведов, член Союза художников РФ, член Творческого Союза художников РФ.

333Выживать и конкурировать в липецком художественном пространстве нелегко: у нас очень сильное художественное представительство. Но мне показалось, что он ни с кем не конкурировал, никому не завидовал, ни под кого не подстраивался. Пожалуй, все же подстраивался – вне профессиональной деятельности. Жена его в то время, человек широкой культурной эрудиции, посещала, например, концерты, и Евгения я тоже с ней встречала в концертных залах. Теперь понимаю: ему естественнее было бы оставаться в мастерской. Хотя, кто знает, откуда художник черпает впечатления?

Помню несколько визитов его к нам, конечно, благодаря Светлане. Немногословный и, как говорят, на своей волне, он оживал, и, смею думать, ему было интересно наше общество.

Я пару раз покупала у него работы в подарок другим людям, а в результате неизменно он приносил заодно и мне в подарок свою работу. Так и у меня поселились пастель, масло, акварель, карандаш – достойные не только и не столько моих стен.

Спасибо, Женя, за профессиональную щедрость, оставившую нам такую красоту и показавшую оттенки бесконечного мира, и за личную щедрость, наполнившую мой дом истинно человеческим.

Татьяна Федоровна Игнатенко, кандидат педагогических наук, доцент кафедры психологии, педагогики и специального образования ИпиО ЛГПУ им. П.П. Семенова-Тян-Шанского

ОБУК ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ © 2020 г.