Театр во время войны в воспоминаниях липецких артистов

В годы Великой Отечественной войны люди мечтали о праздниках, жаждали маленьких культурных радостей и событий. Частичку той самой гражданской жизни, свободной от убийств, разрухи, голода доносили до борющегося народа театральные учреждения, организовавшие фронтовые бригады и театры.

В фондах Липецкого областного краеведческого музея сохранились коллективные воспоминания сотрудников Липецкого театра военных лет: Н.П. Ивановой, Л.И. Тищенко, А.Л. Ефремова, Л.Д. Захаровой. Скупые строчки их рассказов дают достоверное понимание всего происходившего в эти тяжёлые годы. 

Начало войны

«Весной 1941-го года приступили к работе над сценическим воплощением «Машеньки» Афиногенова. Премьера состоялась 21 июня. Всё прошло прекрасно, настроение было приподнятое. Жизнь так много обещала работы и счастья, и никто из нас не знал тогда, что из песни «Если завтра война» можно уже убирать это спасительно-обнадёживающее «если».

«…22–го утром мы собрались на обсуждение вчерашнего спектакля, но оно было оборвано сообщением о начале войны. И жизнь каждого из нас это известие раскололо надвое: до войны и теперь. Каждый думал тогда: «А что же будет дальше? А как же это соединится - война и актёрская профессия?» В первые же дни ушли на фронт наши ребята Сухов, Зимин, Кузьмин, Стеганцев, Мурашкин, Турчин и другие». 

«В трагические дни летнего отступления 41-го года театр быстро перестраивал свою работу на военный лад. Он стал прифронтовым. Вокруг – в Воронеже, Орле, Ельце были фашисты. Мы играли каждый день, только теперь, в связи с введением комендантского часа, спектакли начинались в 17 часов. Что творилось в зрительном зале! Такой благодарной, такой сплочённой общей мыслью и судьбой публики не было ни до войны, ни после. Через город беспрерывным потоком шли воинские части, и можно без преувеличения сказать, что все они прошли и через наш театр. Иногда приходили с оружием, и, бывало, ещё шёл спектакль, а в зале раздавалась тихая команда: «На выход!», и мы знали, что наши зрители уходят на фронт, в бой. Война сплотила нас».

Военные театры в то время не имели четкого репертуара, но, тем не менее, сцены никогда не пустовали, а копилка возможных постановок систематически пополнялась произведениями, посвященными войне и победе в ней. Особенно важно отметить тот факт, что драматические произведения не были ключевыми в военные годы. Да, они являлись неотъемлемой частью репертуаров большинства военных театров, но наряду с ними были популярны постановки отечественных и зарубежных драматургов.

1

Нина Иванова – артистка Липецкого драматического театра в спектакле Карло Гольдони «Ночь ошибок».

Рисунок артиста А.М. Титкова, 1944 год. Из фондов ЛОКМ.

Театральная семья

«Выжить, не умереть с голоду, работать честно и приносить посильную помощь фронту, уберечь маленьких наших детей – да мало ль забот на наши плечи легло. Как дружно мы тогда жили, действительно одной семьёй. Не было деления на творческий состав и технических работников. Всю работу на всех делили. Очень много было выездных спектаклей. Помню 43-й год. Зима. И единственная лошадиная сила – худющая театральная лошадь Тузик – тащит за собой повозку с декорациями. А то, что нельзя уже было взвалить на Тузика, переправляли на себе, поставив ящик с декорациями на полозья. Создавались концертные бригады, играли скетчи, водевили, читали стихи. Особенно часто Симонова».

Трудные условия работы Липецкого театра в военные годы не только не остановили его творческого роста, но, напротив, способствовали еще большему идейно-художественному развитию театра. Главной задачей театра в эти годы было показать героический образ советского народа, через образы отдельных героев, поэтому в театральном репертуаре мы видим преимущественно пьесы советских авторов, которые в той или иной степени раскрывают героику военных лет.

2

Афиша спектакля К. Симонова «Русские люди». 1941 год.

Из фондов ЛОКМ.

Конечно, ни о каких особых условиях для актеров говорить не приходилось. Выступали там, где могли: на грузовиках, в окопах, землянках, в лесу. Ходили в госпитали, где не только выступали перед ранеными солдатами, но работали в качестве санитаров. Особого разнообразия грима и костюмов не было, поэтому частенько приходилось придумывать и мастерить костюмы из подручных материалов. Актеры часто выполняли двойную, а то и тройную работу одновременно: руководили работой труппы, стригли актеров и выступали на сцене. 

«Пели, танцевали. И с этими концертами, где мы только не выступали. Театр любили, артистов ждали. Отчётливо помню: 1942 год. Весна. Кругом зелёный овёс. Мы выступали в танковой части почти у передовой. Показывали «Синий платочек» В. Катаева. У орудий бойцы наготове. Зритель наш расположился в траншее. Помню, как кончился спектакль, нас забросали цветами, преподносили целыми охапками, благо цветы росли прямо в «зрительном зале».

«Самый голодный период 1942-й – 1943-й годы. Все распухли от голода. Помню день рождения у актёров Титковых. Пиршественное угощение составил суп, картошка и штофик водки на всех. Потом, когда появились огородики, варили свёклу до коричневого цвета, резали её на кубики и запекали в духовке».

Люди прифронтового театра

«Прифронтовой театр – это люди. А. А. Поварени, директор театра, человек большой культуры. Деликатнейший человек, Александр Александрович совершенно не умел ругаться. «Кошкин ты сын» и «вандалы» - вот самые резкие его выражения в минуты гнева. «Чудо вы, мои богатыри!» - любил нам говорить Поварени. Да разве обо всех расскажешь».

В прифронтовом театре ждали письма товарищей с фронта. Вот одно из них от художника театра, на пожелтевшем треугольнике обратный адрес: 557, полевая почта, часть 405, Зимин Лев Леонидович. 

«Как я уже знаю из писем, жизнь в Липецке совсем переменилась, и мне как-то не верится, что около моста, у скверика, уже не купишь папирос. Здесь ведь всё по-другому – не так, как в обыденной жизни – всё выдаётся. Поэтому все прежние впечатления законсервировались в том виде, как они были в последний день. Поэтому Липецк я представляю себе с непременным запахом малярного клея. Москву – пахнущую типографской краской. Фронт – въедливым дымом пожарищ и ночной иллюминацией трассирующих пуль. Осталось пожелать вам доброго здоровья и поздравить с Новым годом. Думаю, что в 43-ем году немецкая военная машина будет пущена под откос, и все мы, женщины и мужчины, вздохнём полной грудью. Передайте всем помнящим меня привет». 

Победа

«А победа пришла к нам в мае 45-го, но уже без многих наших товарищей. Мы тогда уже чувствовали: вот она победа, на подходе. Радио по ночам не выключали. Когда передавали сообщение о победе, мы все, конечно, рванулись к театру, разыскали флаг, и на здании театра первыми в городе укрепили Красное знамя Победы».

«А что творилось на улице? Все обнимаются, плачут, целуются, поздравляют друг друга. Когда утром того дня я пошла на рынок, то принесла оттуда полные сумки продуктов, не затратив ни одной копейки. Всё, что люди привезли продать в тот день, они раздали».

3

Липецкий драматический театр. 1949 год.

 Фотография из фондов ЛОКМ

Великая Отечественная война до сих пор живет в сердце нашего народа, который не забыл всех ужасов того времени. Но важно помнить, что даже в чудовищных военных условиях, люди, чья жизнь кардинально изменилась в июне 41-го года, оставались людьми. В них не умерла тяга к жизни, тяга к прекрасному.

ОБУК ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ © 2020 г.