Воспоминания генерала М.И. Родионова

1В фондах ЛОКМ хранится комплекс материалов генерала танковых войск Михаила Иосифовича Родионова, включающий воспоминания генерала, опубликованные в газете «Красный Север». Жизненный путь Михаила Иосифовича был обычным для целого поколения, чья юность совпала с революцией 1917 года.

Детство. Юность

Родился Михаил Иосифович 20 июля 1902 года в селе Хмелинец Задонского района в бедной крестьянской семье. Детей в семье было шестеро, но трое братьев умерли. В 1913 году Михаил Иосифович окончил двухклассную земскую школу в деревне Колесово. Вспоминая своё детство, он рассказывал, что жизнь его начиналась в точно таких же условиях, что описаны писателем Д.В. Григоровичем в книге «Антон Горемыка»: «И когда я читал вслух эту книгу в кругу домашних неграмотных людей, родители, утирая слёзы говорили: «Не про нас ли, Миша, всё это написано» [1].

В летнюю пору родители большую часть своего времени батрачили. Мать рассказывала Мише: «Ты вот, Мишенька, подрос, читать выучился. По восемь копеек в день на чужом харчу зарабатываешь. Добро, слава Богу. А то ведь было: я у богача на полосе по найму пшеничку жну, а тебя посажу в борозду, подам василёчков, сиди не плачь, играй…Однажды такая беда: чуть умом не тронулась. Скачет лошадь во всю прыть, да против того места, где ты в бороздке сидел. «Ой, затопчет». У меня в глазах помутилось. Во всю силу бросилась навстречу лошади. Но какое счастье, копытом слегка задела, в кровь тебя разбила, а все-таки уцелел!» [1].

После окончания земской школы Михаил Иосифович семь лет работал на Хмелинецком сахарном заводе разнорабочим. В 1919 году на заводе он стал коммунистом, а с 1920 года, добровольно вступив в Красную Армию, участвовал в гражданской войне.

Служба на Севере и Дальнем Востоке

«Сразу после окончания гражданской войны, - вспоминал Михаил Иосифович, - я пошёл на военные пехотный курсы. - Получил назначение в Кронштадт. Еду на пароходе. Мечтаю, как стану начинать самостоятельно жизнь. На палубе парохода встретил товарища по курсам, едет такой скучный. Спрашиваю: «Ты чего упал духом?». Отвечает: «Упадёшь на моём месте. В Кронштадте у меня старуха-мать. Еду с ней проститься. С собой брать её не возможно. Куда я её повезу на Север? В снег закапывать?»

- Так, так, - говорю, и соображаю про себя. – Тебе на север, а мне в Кронштадт. У меня матери в Кронштадте нет, да и не тянет меня пехотинца в этот морской город. Давай меняться назначениями?!

- Ты всерьёз? – курсант даже просиял.

- Конечно, всерьёз. – И отправились оба обратно в Петроград в штаб, к начальнику отдела кадров. Просьба была удовлетворена. На другой день был уже в поезде через Вологду – Вятку на Котлас. Затем на перекладных лошадях в Устюг Великий, с Устюга в захолустный город Никольск» [1].

Вот таким образом М.И. Родионов оказался на Севере. С ним был неразлучный вещевой мешок, «наган и тяжелящий ящик – двенадцать винтовок и патроны к ним. Груз такой необходим был для немногочисленного отряда ЧОН (части особого назначения для борьбы с бандитизмом и против кулацких восстаний)» [1].

«Народ тогда был серенький, сермяжный, лапоть на лапте. Денег много, а купить на них в Никольском уезде ничего нельзя, - вспоминал Михаил Иосифович, - Или товарообмен, или некоторые по глупости спрашивали за хлеб и масло николаевские кредитки. Про деньги они так и говорили: «Николаевский кредит никогда не повредит» [1].

2Десять лет Родионов пробыл на военной службе на севере и впоследствии всегда с теплом вспоминал это время: «А мне, скажу по совести, во время войны, особенно пригодилась северная закалка. Никогда не забуду я север. Лучшие мои годы проведены там. Сколько людей пришлось обучать военному делу!  Народ там неизнеженный, простой, а главное добропорядочный, работящий, выносливый. Морозы, так морозы – градусов под сорок. Снега так снега. Если деревня на один посад, зимой не проедешь. Сугробы с крышами вровень. …Леса бескрайние. Без компаса я там шагу не шагнул бы. А местные, вологодские, да архангельские, по солнышку, да по разлапистым веткам елей, по засекам и подсекам везде проберутся... Ягод, да грибов разных, утятины-гусятины мне нигде столько есть не приходилось. Всегда я себя там чувствовал отлично, хотя родина моя не север, … я Елецкого уезда уроженец» [1].

С 1932 по 1941 год М.И. Родионов служил на Дальнем Востоке, из них четыре года строил Комсомольск-на-Амуре в должности командира военно-строительного батальона, а затем и полка. «Туда я приехал уже с семьёй – жена и двое детей, - вспоминал он, - Вот тоже местечко. Голое совершенно. Мы начинали. Жили в шалашах, палатках. Первые дома закладывали в таких озёрно-болотных местах, что днём выкопаешь котлован, наутро приходишь – полный воды и рыба плавает! А теперь там город, да какой. Гордость Дальнего Востока…» [1].

На фронтах Великой Отечественной войны.

Война 1941 года застала Михаила Иосифовича Родионова в г. Ливны, где он занимал должность заместителя командира стрелкового полка 120-й стрелковой дивизии. Этой дивизией командовал генерал-майор К.И. Петров, позже получивший тяжёлое ранение в бою с немцами в окрестностях Ельца и похороненный в городе Ельце. Михаил Иосифович получил приказ сформировать к сентябрю 1941 года 73-й запасной стрелковый полк, который принимал участие в обороне города Воронежа.  

Затем летом 1942 года ему было поручено сформировать 36-ю механизированную бригаду, которая была направлена в Сталинград.

В первой половине ноября 1942 года, в районе Камышина, комбриг Михаил Родионов командовал уже танковой бригадой, входившей в механизированный корпус, состоявший в распоряжении Главного командования.

Ночью, соблюдая строжайшую тайну, танковые части, в том числе и бригада Родионова, по левому побережью Волги маршем спустилась до Чёрного Яра и 23 ноября 1942 года в 16 часов состоялась историческая встреча 36-й бригады и 45-й танковой бригады подполковника П.К. Жидкова. Тем самым кольцо вокруг 330-тысячной немецкой группировки сомкнулось.

Группа немецких войск генерала Манштейна шла на выручку к Паулюсу со стороны Ростова. Но она была встречена и отбита советскими войсками, в числе которых сражалась и бригада под командованием Родионова. Потом бились за Ростов и Новочеркасск, 3вышли к реке Миус, где немцами были подготовлены оборонительные рубежи. Здесь во время ожесточённых боёв, Михаил Иосифович был тяжело ранен в плечо, в обе руки и висок. Товарищи считали его погибшим. Жена получила два неофициальных сообщения о смерти Михаила Иосифовича. Но он был эвакуирован с поля боя в госпиталь, в Новочеркасск, и спустя некоторое время, весь перевязанный, поддерживаемый медперсоналом, сфотографировался и кое-как левой рукой нацарапал жене Клавдии Ивановне: «Дорогая супруга, меня «склеили», и как видишь, я жив и ещё повоевать сумею…»[2].

В госпитале раненным советским воинам угрожала серьёзная опасность. В подвалах Новочеркасского Дома офицеров, где расположился прифронтовой госпиталь, пряталась диверсионная группа фашистов. Восемь дней существовал госпиталь. Привозили раненых, медперсонал работал в обычным напряжённом режиме и не подозревал об опасности. На девятый день, когда госпиталь был переполнен ранеными, фашистские диверсанты совершили поджог. «Пожар был сигналом для налёта вражеской авиации, - вспоминал Родионов, - И только благодаря мужеству главного врача и помощи местного населения, всех раненых сумели вынести из охваченного пламенем госпиталя…» [2].

Это было в феврале 1943 года, а в мае того же года Михаила Иосифовича направили на формирование танковой бригады и обучение бойцов. Дальше танкисты бригады М.И. Родионова шли с боями на Сумы, Лебедин и Гадач, Лубны, Золотоношу и Канев. «Население украинских сёл всеми возможными способами помогало нашим бойцам, - вспоминал Михаил Иосифович, - Крестьяне показывали заминированные проходы на путях движения, строили переправы, вылавливали и казнили предателей» [2].

Иногда танкисты, прорвав линию фронта, углублялись во вражеский тыл и действовали там, наводя панический ужас на врага и принося надежду на спасение разорённому войной населению. Немцы жестоко сопротивлялись. В сбрасываемых с самолётов фашистских листовках с угрозами упоминалось имя командира бригады Родионова.

Вспоминая солдат

С большим теплом Михаил Иосифович вспоминал рядовых солдат, воевавших рядом с ним: «Где-то теперь мой боевой юный дружок, сержант гвардеец Павлов! Был у меня такой в охране командного пункта бригады. В шутку этого курносого комсомольца его друзья называли «прощай, любимый город» за то, что он каждый раз, когда мы покидали командный пункт, напевал песенку: «Прощай, любимый город». Замечательный, ловкий, неуловимый был он разведчик, исполнительный, бесстрашный…

Где-то теперь один из лучших радистов татарин Абушаев. Восемнадцатилетний комсомолец, только что кончивший среднюю школу. А как он любил и тщательно маскировал свою рацию!.. Ни бомбёжки, ни обстрелы не отрывали его от рации. Зато всегда своевременная и точная связь с нашими частями и предупреждения о действиях врага…

Помню чудного бойца Манова, кузнеца из Саратовской области. Смельчак и отважный боец. Любимое его слово было «перефразировать». Он так и говорил: «Хоть бы нам скорей из тыла горючего и снарядчиков перефразировали…». «Повар сварил неважный обед, что-то перефразировал». Начистит себе до блеска сапоги и говорит: «Здорово я их перефразировал!». Били немцев все, а «перефразировать» их в трупы мог только Манов…» [3].

Герой Советского Союза.

В мае 1944 года гвардейская бронетанковая бригада под командованием Родионова вошла в состав 3-го Белорусского фронта.

4Добрым словом вспоминал Михаил Иосифович командующего фронтом генерала армии Ивана Даниловича Черняховского: «Это был замечательный военный руководитель. Прекрасный организатор. От него исходили быстрые, чёткие указания. Он отлично знал род и механику танковых войск. В начале войны Иван Данилович возглавлял танковый корпус, 5обороняя Новгород. Под командование Черняховского и его штаба армии наша танковая бригада принимала участие во многих решающих наступательных боях. Мы шли от Сенно на Лепель, от Лепеля гнали немцев на Вилейку и там им не дали задержаться, двинулись на Вильнюс. Здесь проходили ожесточённые бои… Радовало то, что мы приближались к границам Германии, к логову фашистов. Иногда мы нападали внезапно, гитлеровцы бросали всю технику. Великое дело – боевой дух солдата, стремительность и наша новая техника… «фердинанды» и «тигры» летели в дым, в прах» [3].

За умелое руководство войсками и личную храбрость, проявленные при форсировании реки Березина и при разгроме гитлеровского гарнизона в г. Лепель, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 июля 1944 года полковнику Родионову Михаилу Иосифовичу было присвоено звание Героя Советского Союза.

После войны Михаил Иосифович продолжил службу в армии. В отставку он ушёл в 1952 году по состоянию здоровья, затем жил в Киеве. Он прожил долгую жизнь – 84 года и скончался 26 марта 1987 года. Но сохранились его воспоминания, рассказывающие о сражениях, генералах и простых солдатах Великой войны, 80-летие начала которой мы отмечаем в этом году.

Список источников.

  1. К. Коничев «Генерал танковых войск» / Газета «Красный Север», №162, 1963 г. // ЛОКМ.
  2. К. Коничев «Генерал танковых войск» / Газета «Красный Север», №163, 1963 г. // ЛОКМ.
  3. К. Коничев «Генерал танковых войск» / Газета «Красный Север», №165, 1963 г. // ЛОКМ.

Научный сотрудник экскурсионно-выставочного отдела Никифорова Т. В.

ОБУК ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ © 2021 г.